Дзен
March 16

Белая длань

Солнечный летний день. Яркие лучи пронизывали марлеподобное небо и освещали зеленые пространства, расквартированные серыми и разноцветными предметами инфраструктуры. Это наведение стало открытым шансом на убивающее меня состояние — полной и безнадёжной атрофии. Вчера небо было и вовсе безоблачным и это меня убило. Состояние вонючей курицы, которая лежала уже три дня и… стоп! Так это же я и есть! Вот, видите меня? Да, точно, это же текст… Хотя, знаете, это даже к лучшему, ведь увидеть меня в летний зной — к несчастью.

Помутненное сознание соизволило открыть свои веки; я лежу на чуть прохладном полу и думаю, нет, не думаю… Время проходило в своем обычном темпе: медленно, постоянно тормозя и останавливаясь в долгих мгновениях этого отвратительного состояния. Я представляю людей, как они гуляют, купаются, возможно пьют, веселятся и культурно отдыхают. Мысли об этом оказывали мне медвежью услугу: меня тошнило…

Стойкий запах солнца, ветер, открывший новый вид ничегонеделанья и безукоризненно мерзкие проявления радости у людей заставляли меня отключаться. Ночь не была лучше: прилипающая к телу ткань, приступы гнева, вызванные комариным писком и последующий адский зуд во всех самых неприятных и уязвимых местах на бренном теле… И так день за днём, неделя за неделей проходит в ожидании конца этой безграничной тирании. Однако ни одно наказание не может продолжаться вечно и даже самый страдающий в конце обретает радость упокоения.

Я вышел покурить. Это, по сути, единственное, что меня буквально выпинывало из четырёх стен. Достаю сигарету, в рот, движение, мерзкий огонь и долгожданный никотин. Я смотрю на небо почти закрытыми глазами. Солнце пробивается сквозь облака, ослепляя. Каждый раз, когда желтовато-мерзкие лучи всё же находят путь сквозь эту благородную «белую длань» и освещают моё бледное лицо, ненависть к светилу, что их породило, снова переходит точку кипения. Эту ненависть я выдыхаю, вместе с сигаретным дымом, иначе никак.

Однако эта идиллия не могла продолжатся вечность. Сигарета за сигаретой, эмоции кипели всё реже и реже, пока я не понял, что «желтовато-мерзкие лучи» и вовсе прекратили на меня нападать, это грёбанное «светило» и вовсе стало неразличимо.

«А что сегодня по прогнозу?», — спросил я про себя. Достав телефон, найдя искомое приложение и запустив его, моё лицо переменилось. «Дождь!», — радостно воскликнул я. Мерзкий, желтый цвет и вовсе покинул город. Освещение стало приятным и чистым, одним словом, «белым».

«Мне не показалось? Что-то капнуло?», — удивился я, снова посмотрев на «белую длань», которая стала уже не такой уж и белой и покрылась сероватыми включениями. Это было нечто не сравнимое ни с чем. Дождь! Откровенный, процветающий, освежающий и очищающий. Мои мысли растворялись в блаженстве. Я встал и развёл руки в стороны чтобы не упустить ни одной капли. Никакая другая погода не смогла бы дать мне настолько чарующего благословения, как эти капли воды, которые проделывали огромный путь, чтобы наконец попасть на моё уставшее, горячее и искусанное тело.

Этот акт невиданной благодарности за оригинальные муки продолжался… я не знаю сколько. Время перестало существовать. Я хотел испытывать его вечно, вечно практически и получилось. Шарики становились всё крупнее, били всё чаще и чаще. «Спасибо!», — наконец проговорился я. Все ушли по домам, веселье закончилось. «Теперь моя очередь радоваться», — подумал я. В окнах стояли печальные лица, косившись на мой маленький момент радости. Мне было на них плевать, был только я и «белая длань». Опустив голову и открыв глаза, я наконец увидел нечто более прекрасное.

Это была она. Она тоже наслаждалась этим великолепным событием. Я понял её чувства, без слов. Она наконец посмотрела на меня и подошла ближе. Мы снова закрыли глаза и… И открыв мы поняли, что сегодня радостей чуть больше, чем одна.